Фрагмент заключительного доклада Петра Щедровицкого на летней школе по методологии | Технологии мышления. СМД-онтология Прогноз погоды

О сайте

  • Поддержка мероприятий связанных с трансляцией Методологии Г.П.Щедровицкого

Поиск по сайту


Фрагмент заключительного доклада Петра Щедровицкого на летней школе по методологии

развернуть

Юрмала, 2012

 

 

ПГЩ: …  Но я бы хотел, что бы вы вот в этом школьном пространстве четко зафиксировали различие того, что я только что проговорил, как некого методологического принципа, и конкретной моей авторской версии. Я совершенно не хочу никому доказывать, что моя версия является правильной. Но мой опыт некоторых размышлений и мой круг чтения подталкивают меня именно к такой интерпретации того основного контекста и тех процессов, в которых исходно и фундаментально возникает такая организованность как знание, в отличие от других процессов.

 

Два маленьких прояснения.

В учебниках логики можете прочитать, что понятие есть форма и единица организации мышления. В ММК давалась другая … ГП считал, что понятие по своему фундаментальному назначению – есть единица организации процессов понимания. Еще жестче, он говорил о том, что понятие есть единица организации взаимопонимающей коммуникации. То есть такой коммуникации, которая внутри себя содержит ценность и цель взаимопонимания. Вот тогда участникам нужны понятия. Они могут потратить какое-то время на построение понятий, в том числе задания определений, как одной из форм фиксации понятий в языке и т.д. Ответ на этот вопрос – что является главным для понятия, процессы понимания как исходные для взаимопонимающей коммуникации или процессы мышления? - Является чрезвычайно, если хотите, важными для фиксации его структуры и дальнейшего функционирования в мыследеятельности.

 

…..

 Фрагмент заключительного доклада Петра Щедровицкого на летней школе по методологии

 

ПГЩ: Тогда я перехожу к изложению модельной ситуации. Я это на самом деле делал уже много раз, и часть собравшихся знает это мое рассуждение в большем или меньшем масштабе. Значит, я хочу сказать, что в самой развернутой форме я это рассказывал лет наверно 8 или 10 тому назад, поэтому то, что я сейчас намечу – это только указание на направление размышлений и констатация полагания вот этого базового процесса, с соответствующими ему отношениями и структурными связями. Значит для того чтобы представить зрительно, нужно вернуться мысленно в греческую историю и обратиться к фигуре Геродота. С чем имел дело Геродот, когда он начал собирать сведения для будущей истории греко-персидских войн? Он имел рассказы очевидцев, и модельно мы можем говорить о том, что минимальная конструкция – это наличие двух свидетелей, один из которых говорит о том, что данная битва была в таком-то месте, в такой-то год, персов было 300 тысяч, греков – 30, и греки выиграли. И он был участником этой битвы, и вот на ноге след, шрам от удара перса, которого он потом победил. Второй говорит о том, что битва была в том же самом месте, но в другом году, силы были равны, греки проиграли, и опять показывает на шрамы и т.д. и т.п. И вот эта ситуация является исходной и первичной для проблематики, которую я хочу начать обсуждать. Поскольку Геродот вынужден был выделить три разных вопроса.

 

- Первый вопрос: говорят ли эти свидетели об одном и том же событии? За скобками оставляем, а было ли оно вообще, потому что фактически в момент когда мы начинаем сопоставлять эти суждения друг с другом, мы функционально предполагаем наличие этого события. Мы предполагаем, что оно было, что им есть о чем, что они о чем то говорят. И у нас остается вопрос - говорят об одном и том же событии? Потому что если они говорят о разных событиях – то тогда в общем они  могут быть оба  и правы, хотя говорят разное. Один участвовал в одной битве, другой в другой. В одной битве собственно произошло то, что описывает один, а в другой – то, что описывает другой. 

 

- Второе, он задает вопрос: каким образом ему сопоставить друг с другом эти два разные описания, а на самом деле сопоставить друг с другом не два описания, а уже как нарисовано на схеме – три разных сущности, а именно два описания и само событие.

 

- И третий вопрос – это вопрос о том, кто из них правильно описывает. Какому из этих суждений придать статус в большей степени соответствующего практической былости.

 

Значит я сразу хочу вам сказать, что такой первичный анализ греческого слова «история», ну по крайней мере указывает на то, что оно переводится или может переводиться как «исследование». Таким образом, столкнувшись с решением задачи написания истории, Геродот положил первый кирпичик в выстраивание пространства организации исследовательской мыследеятельности.  Я утверждаю, что вся дальнейшая проблематика знания разворачивается на этой все более и более усложняющейся схеме. Я дальше покажу несколько таких направлений усложнения. И в ядре самой схемы, в ядре этой схемы и схемы знания, которая возникает вокруг нее – есть два отношения. Одно отношение – отношение референтности. Оно на данной схеме вертикально. А второе – это отношение конкурентности или отношение конкуренции между свидетелями. И оно на этой схеме разворачивается в горизонтальной плоскости. Такова модельная ситуация, таков базовый процесс.

 

Вопрос: эти три вопроса как воспринимать, как этапы этого процесса? Как тогда называется весь процесс?

 

ПГЩ: как называется весь процесс в целом? История она же исследование, она же знаниевая работа, она же идентификация объекта. Но эти организованности, более сложные, они возникают ну как бы в следующих этажах. А первичным является собственно оппозиция знание-мнение.

Вопрос: название какое?

 

ПГЩ: исследование. Или история.

 

Вопрос: историческое исследование…

 

ПГЩ: ну еще раз, - это одно и то же. Теперь, и в этом плане та проблематика, которую потом в рефлексии фиксирует Аристотель о различии знания, ну и Платон и Аристотель, о различии знания и мнения. Что превращает мнение в знание? Почему одно мнение мы считаем знанием, а другого не считаем? Она и является исходной и первичной. Но обратите внимание, сейчас я поговорю о парадоксах. Эта схема, как регреtuum mobile, потому что все возникающие в ней вопросы, впрямую в ней ответов найти не могут. Они приводят к усложнению и развертыванию самой этой схемы и этого пространства.

 

Вопрос: два противоречия, которые здесь нарисованы…

 

ПГЩ: нет, здесь нарисованы не два противоречия.

 

Вопрос: правильно ли я понимаю, что вот эта модель будет занимать место Х, в том первом варианте модели знания, которое обсуждалось в начале…

 

ПГЩ: нет. Это модельная ситуация, внутри которой возникают все уровни, ну то есть возникает, если хотите, проблема знания. Или возникает вопрос о знании как проблема. И все уровни, в том числе и те 3, которые я назвал.

 

Княгинин: … в постмодерне оппозиция знания и мнения не является существенной.

 

ПГЩ: от того что кто то не признает наличие какой то проблемы, это еще не значит что нет самой проблемы.

 

Княгинин: … а те кто признает – называются маргиналами социальной системы. И пусть у себя в уголке (думают) что угодно. Я не за это, но чтоб было понятно… Пример, который НТВ – промывание мозгов…

 

ПГЩ: еще раз услышьте, коллеги, можете теперь все ссылки исторические вычеркнуть. Они мне были нужны только для того чтобы положить саму конструкцию.

 

Итак, по модельной ситуации есть вопросы?

 

Бахтурин: … прокомментируйте, я спокойно отношусь к фиксации профанности, потому что «про фан» – это стоящий перед храмом. Но ведь вы же повторили мой вопрос, когда сказали, но объект же положен как общий. Я же с первого дня про одно это долдоню. Для вас в СМД подходе, правильно ли я понимаю, что ситуация в том, что объект у нас уже заранее положен и мы в него тыкаем пальцем.

 

ПГЩ: вы обсуждаете частные, технические приемы. Еще раз. Если мы исходим из того, что они говорят про разные сражения – вопроса нет. Вопросов просто нет. Теперь дальше возникает следующая вещь. Предположить что они говорят об одном и том же объекте, и поставить задачу его идентификации – это более интересная стратегия, чем предположить, что они говорят про разное, и вынуться из этой проблемной ситуации. Поэтому если вы спрашиваете меня про стратегическую установку – то человечество формирует регулярно ситуации, в которой искусственно в той или иной форме вводит гипотезу о наличии общего объекта. Более того, я могу сказать еще жестче, и это мы будем обсуждать там через два года, - объект – есть контракт. Мы с вами договариваемся об устройстве объекта, и точно так же, как физики в Карлсруэ голосовали большинством голосов за то, что существует атомы или молекулы, и проголосовали, что существуют молекулы, почему, потому что предположить существование более сложной структуры, для сообщества эвристичнее, чем ее уплостить, упростить и отказаться от проблематизации. Но это все технические приемы.

 

Бахтурин: … бла бла. Вы подтвердили только одно – в нашем храме объект предположен. В других храмах, в которых он даже не обсуждается – это другие миры…

 

ПГЩ: объект привнес ты. Я про объект ничего не говорил. Я говорил про другое – что событие, битва была. Это не значит, что объект был. Потому что слово объект появляется в 36 уровне. Поэтому еще раз говорю – модельная ситуация. Один говорит следующее, что битва была в таком то году и таком то месте. Она проходила так-то, последствия были такие. Сама позиция греков – была такая, позиция персов – была такая, кто победил. Он строит описание некоего события. Событие не есть объект. Еще раз, событие не есть объект! Это событие!

 

Да еще раз – нельзя событие считать объектом, потому что проблема объекта – это самостоятельная линия развертывания ситуации исходной. Я сейчас вам расскажу в чем ее проблема, потому что в данной логике это не объект, а субъект. Вот это сабджект. То есть то, о чем сказывается. Еще раз – сабджект – это сабджект, а не предмет. Не путайте слова. Все не просто. Еще раз, ситуация одна и та же для всех. Все ее описывают одну ситуацию и называют разные структурные элементы на этой схеме разными словами. Применение к нижнему красному пунктирному обводу термина объект, является новообразованием 17-го века. Никаких объектов там еще не доказано. Там была битва, в которой я участвовал.

 

Я же понимаю, что мне придется с вами со всеми поругаться. Вы ничего не понимаете из того, что я вам говорю. Тупо ничего не понимаете. Я вам описал модельную ситуацию, я сказал, что есть два свидетеля, которые утверждают разное и у Геродота возникает первая проблемная ситуация, они утверждают разное об одном и том же или о разном. Если о разном – нет ситуации, ушли. Поэтому Геродот делает искусственный прием, он вводит гипотезу о том, что они говорят об одном и том же, и ставит перед собой задачу- выяснить как было на самом деле. И вот эта исходная ситуация является для человечества фундаментальной. Не для Геродота. Геродот просто с ней столкнулся, поскольку в отличие от того, что еще его предшественники описывали, когда они, например, палку засовывали в воду, потом вынимали и говорили - смотрите палка сломана, в воде за счет  эффекта отражение, – и она прямая. Вот он эту ситуацию от палки перевел к некому более сложному структурному типу, положив за счет этого на все оставшиеся тысячелетия человеческого существования одну и ту же базовую ситуацию.

 

Княгинин: …ты нарисовал нижнюю часть, соответственно мы можем подойти и пощупать только то, до чего учитель достает. Либо ты двинешься дальше по схеме…либо мы будем вязнуть. Потому что,- что ты делаешь, ты вводишь два топа, один исторический с этим Геродотом, после этого еще отсылаешь нас к 17 веку, когда возник объект, и мы вязнем… ну он же защищается, выкладывает тезисы… прекратите разговаривать мнениями…вы же отличаете знания от мнений… но будь добр - держи тезисы, потому что ты каждый раз подставляешь щеку. Потому что ты положил схему, схема не исторична, культурные доводы нас никуда не двигают, схема может двигаться только по своей схематичности. Дорисуй ее. В противном случае мы каждый раз будем выплевываться за счет некоторых культурных доводов и исторических реминисценций. И дальше конечно я считаю, что Бахтурин в этом смысле человек постмодерна, когда он пришел со своим храмом, а ты на него наехал. И он сказал – ах так, я храм тут и поставлю, а у меня будет храм Афродиты. Вот и все – вашей битвы не было. И прекратите мне тут мозги кочегарить.

 

ПГЩ: Володенька, ты конечно прав, но проблема моего изложения заключается в том, что у этой схемы есть несколько разных векторов разворачивания. И я для данного контекста выбрал четыре таких сюжета и вектора, в которых каждый будет прорисовывать свою линию развертывания и свою организованность.

 

Вопрос: Что такое сабджект?

 

ПГЩ: это вторая линия развертывания. … Вы можете использовать любые слова, только имейте перед глазами картинку...

 

Итак, еще раз, ребята.

Сабджект – то о чем сказывается. Он же высказывание делает – битва была в таком то году. Так вот то, о чем сказывается, а о чем оно сказывается? Он то ли сказывает о битве, то ли о своем участии в битве, то ли, например, ну понимая, что Геродот не просто так пишет эту историю, а с какими то целями, он ему уже подыгрывает – нас было 30 тысяч, а их 300, а мы выиграли. Но во всех случаях у высказывания есть то, о чем оно, и если мы берем грамматическую структуру, то, – то о чем сказывается – это субъект высказывания, а то, что сказывается – это предикат.

….

 

Флямер: … Если участники говорят разное и это исходное обстоятельство, то здраво было бы предположить, что поскольку они говорят разное, то, - то о чем они говорят – различно.

 

ПГЩ: правильно! Правильно, Мишенька, и я же тебе об этом говорю, что эскейп (escape) – это нормальная традиционная форма поведения человека.

 

То событие, которое они описывают – одно. Хотя описания разные. Давай на другом примере, вот у тебя две фотографии – ребеночек лежит в детской колясочке, на животике, мило улыбается, и в гробу лежит человек, с бородой. И теперь к тебе приходит некий человек и говорит – это один человек, вот он родился и умер. Ты говоришь - да вы что, с ума сошли, что между ними общего? … А как ты решаешь этот вопрос? Это в семейном альбоме две фотографии – ты говоришь, что между ними ничего общего.

 

 

ПГЩ: Левенчук – запомни одну вещь, - ты являешься модельной ситуацией для когнитивной психологии. Что считает когнитивная психология – что человек – это машинка по использованию теорий. Никто другой так не считает.

 

Левенчук: …это только теория теорий… есть много других теорий…

 

ПГЩ:  поэтому я считаю, что тот, кто станет твоим продюсером и будет продавать тебя для когнитивистских исследований – он обогатится!

 

 

ПГЩ: Еще раз, коллеги, в тот момент, когда у вас эта ситуация упрощена тем, что то, о чем сказывается имеет устойчивую материальную форму, естественную или искусственную, часть проблем знания снимается. Если у вас там внутри уже есть жесткая организованность, о которой они говорят, и, например, могут подвергнуть дополнительному испытанию, то часть проблем знания вы уже оставили за скобками. Это упрощенная ситуация для идиотов, которые не способны размышлять о сложном. А когда вы сталкиваетесь с ситуацией, где еще не произошло идентификации объекта никаким образом, ни через его морфологические характеристики, ни через функциональные, ни даже через функциональные – вот там возникает интересная совокупность задач. Поэтому, естественные науки в 17 веке проделали упрощение этой ситуации, оставив поэтому за пределами большинство других видов и типов знаний. Почему? Ну потому что со сложной структурой они не справились. И они сказали: исторические знания - не про нас, социально-гуманитарные знания – не про нас, сосредоточимся только на том, что можно пощупать тем или иным способом. И кризис у них наступил в тот момент, когда слово «пощупать тем или иным способом» перешло в синхрофазотроны и ускорители и т.д., и они опять вернулись к исходной ситуации. И в этом смысле современная физика восстановила проблематизацию Геродота, вынужденно. И у них опять проблема сложно-сборного составного вот этого вот низа. Поэтому не пытайтесь улучшить себе жизнь.

 

А по поводу линии, вот эта линия очень интересным образом выглядит, просто чтоб в двух словах наметить. Итак, у вас есть одно отношение, когда предметом высказывания является событие. И есть высказывание. Но он то в другой ситуации. Он теперь должен в какой то момент сказать – свидетель 1 – прав. Его высказывание, его свидетельство в большей степени соответствует тому, что было на самом деле. У него другой предмет высказывания. У него предметом высказывания становится связь между первым и вторым, первым и событием, свидетельством и событием. Дальше разворачивается проблема истинности.

 

Стеганцев: У него высказывание про высказывание.

 

ПГЩ: У него высказывание про высказывание.

Итак, субъект его высказывания – это отношение между первым и вторым, например отношение соответствия. А предикат какой? Что я утверждаю об этом высказывании? – истинность, отлично. А я исходя из чего это утверждаю? Почему я говорю, что это высказывание в отличие от другого - истинно? Это значит, что у меня вот здесь есть некая картинка, в которую это вписано. Ребята, это и есть онтология или объект. Объект появляется не здесь, а вот здесь. (наверху). Объект – это название предиката по отношению к суждению, а точнее к характеристике этого суждения на истинность и неистинность.

 ...

 Поэтому я выделил всего 4 вектора. Я их назову, но вряд ли успею про них что то сказать.

 

- Первое: проблема соответствия высказывания и практической былости. Дальше объекта, дальше реальности, дальше того сего пятого десятого…

 

- Вторая проблема: проблема идентификации и полагания объекта.

 

- Третья проблема: проблема истинности, которая в современном человечестве в основном есть проблема средств. В частности средств мышления, но в том числе и инструментов, и ускорителей, и синхрофазотронов, техники, проверки.

 

- Четвертая проблема: это проблема передачи знания. Ну, или передачи той организованности, которая построена, систематизации, трансляции и появление вторичных знаний обусловленных процессом передачи. Потому что когда мы говорим системы знаний, мы часто не отдаем себе отчета в том, что они не однородны по своей внутренней структуре. Что там есть, грубо говоря, основные элементы знания и поддерживающие. А эти поддерживающие дополнительные знания, которые я назвал знаниями подсказками, возникают в ситуации передачи и типового непонимания. Учитель объясняет, (то, что вчера Никитин рассказывал) понимания нет – и он вводит дополнительные протезы для понимания, вот эти знания вторичного типа, поддерживающие передачу основного, входят в системы знаний, неотъемлемы от нее и составляют специфический рисунок этих систем знания. Поэтому - четыре вектора приводящие к разному развертыванию схемы. Итак повторяю:

 

- Первое: проблема соответствия.

- Второе: проблема объекта.

- Третье: проблема систематизации и трансляции.

- Четвертое: проблема истинности или инструментального оснащения.

 

...

 

 


Ключевые слова: Школа
Опубликовала Юлия Зубарева, 22.09.2012 в 03:24

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии